воскресенье.
утро.
за окном шумит вода, пожарники бегают по площади перед депо и наверняка проклинают необходимость проведения учений в выходной.

такие вот в голове мысли. слышу гул комфорок на кухне. мама встала раньше. судя по запаху варит рыбу для Степы.
иду к ней. я рада, что в последние пол года наши отношения значительно улучшились. теперь, когда я научилась не реагировать на выкрутасы ее характера, а она признала во мне самостоятельного человека, мы стали действительно похожи на родных людей.

шлепаю босыми ногами по линолеуму. вижу на столе кота, он нагло тычется в ее руки, требуя свой завтрак.
обычное воскресное утро. мы болтаем о всякой ерунде.

измеряю маме давление (слишком высокое)
ставлю греться чайник. нужно дать ей эналаприл, а на пустой желудок нельзя.

она берет в руки чашку, откусывает от бутерброда ... и хватается руками за голову.
она падает на бок и медленно сползает под стол. я уже знаю что произошло, но не хочу верить.

я бужу брата и вызываю скорую (это бесполезно)
мы переносим ее в комнату. у брата начинается истерика, скорая все не едет (уже поздно)

я глажу ее по волосам, говорю, что скоро приедет врач, я понимаю, что ей все равно. я уже знаю то, о чем Макс и не догадывается, о чем я не хочу думать. ее смуглая кожа под моей ладонью с каждым мгновеньем становится все холодней. она умерла.

.............................................................................................................................................................................................................................................
это была самая тяжелая неделя в моей жизни. мне хотелось не быть. сжаться в комочек, где - нибудь, где тепло и темно
это состояние невозможно описать, не понимаю как это можно пережить. самое ужасное - я не могла просто плакать. самое тяжелое было впереди

отец пил. брат пил, ввязывался в драки, устраивал дома сейшены с друзьями. притаскивал домой каких-то баб.
у меня было всего три дня. найти сорок тысяч на похороны. все устроить (морг-кладбище-похоронное агентство, пешком в дождь) устроить достойные поминки. все это невыносимо трудно. помогли друзья, помог начальник. но я ждала поддержки от других людей.

я не готова к подобному. теперь на меня обрушилась лавина домашних проблем и конфликтов. я не хочу о них думать. переживать из-за них. им плевать на мои чувства, а я не могу все это на себе тащить. понимаю, надо держаться, надо жить, но..................черт это выше моих сил.

у меня теперь нет дома. моя "семья" ждет, что я взвалю все на себя. отец ведет себя как ребенок. макс требует, чтоб я увезла его в деревню. при этом сам вламывает работу, откуда его уже грозятся уволить. почему я думаю о них, а не о себе?
это слишком тяжело
я не хочу жить

@музыка: в голове крутиться сольвейг

@настроение: опустошенное

@темы: смерть